ЛитМир - Электронная Библиотека

Книга 1. Время потерь

В этом замкнутом круге – крути не крути –

Не удастся конца и начала найти.

Наша роль в этом мире – прийти и уйти.

Кто нам скажет о цели, о смысле пути?

(О. Хайям)

Пролог

В синеве небес алым шаром горело Око Богини. Переливы вокруг него в морозном воздухе переплетались, перетекая из одного тона в другой. Радуга вокруг солнца — явление редкое, красивое и предвещающее перемены. К лучшему они или напротив, этого сказать никто не сможет.

Аннета передёрнула плечами и опустила взгляд с неба на замёршие ладони, подула, стараясь их согреть. Нужно было надеть варежки — зима в этом году студёная. Мельком глянула на радугу и невольно вздохнула.

Дар Богини подсказывал, что многое в будущем будет зависеть от выбора одной из них, одной из иридис… Той, чьё появление она почувствовала сегодня утром?

За спиной заскрипел снег под ногами. Пока совсем тихо, но всё громче и ближе. Минутка одиночества и спокойствия прошла. Пора возвращаться к обязанностям.

Аннета оглянулась и не сдержала улыбку.

По белой запорошенной дорожке сада торопилась Галия. В толстой шубе и так полненькая послушница походила на бегущий мохнатый шарик. Из-под мехового капюшона выглядывало круглое лицо с румяными от мороза щёками, чёрные глаза задорно сверкали.

— Матушка, — крикнула Галия, запнулась, руки взметнулись вверх, из них вылетел белый конверт и прямо к ногам Аннеты.

Послушница, всё же устояв, растерянно пробормотала:

— Вам… — глубокий вдох и выдох, — послание.

Галия неисправима. Аннета подняла конверт и стряхнула с него снег.

— Я же просила, все письма оставлять у меня в кабинете. Я бы потом его посмотрела, — улыбкой смягчила выговор.

Послушница потупилась:

— Да, Матушка. Но я решила, оно очень важное и странное…

— Странное?

— Ещё какое, — шёпотом продолжила послушница, прижав ладони к груди. — Окно само по себе распахнулось. Вместе со снегом влетело письмо и… прямо к вам на стол. Я… испугалась… очень. Но потом подумала, что может оно от одной из сестёр. И я побежала к вам.

Аннета оглядела конверт. Белоснежная дорогая бумага, имени отправителя, да и получателя нет. От кого письмо – непонятно. Но стоило только открыть его, как сердце сжалось.

Этот почерк она знала. Двадцать лет не видела и не хотела бы видеть ещё столько же. Что понадобилось от неё Анфелии? Ведьме не хватило того, что та уже сделала?

«Нужно встретиться. Завтра, в Священной роще, на закате. Это касается нас всех. Анфелия», — пять коротких строчек, словно далёкая весть из прошлого.

Даже дар Богини не нужен, чтобы понять: зимняя радуга и послание связаны между собой. Таких совпадений не бывает.

— Матушка?

Аннета натянуто улыбнулась послушнице, которая, кажется, не понимала, с чего Верховная жрица застыла, словно перед ней явилась Чёрная Иридис:

— Пойдём в храм.

Идти на встречу или не идти — вопрос не стоял. Только что-то крайне серьёзное могло бы заставить Главную ведьму встретиться с одной из Верховных жриц, тем более обратиться именно к Аннете. Нужно знать, что.

****

Солнечное Око накрыло дубовую рощу розовым покрывалом заката. Деревья-хранители в снежных красноватых нарядах выглядели грозно и предупреждающе. Лишь скрип снега под ногами нарушал вечернюю тишину.

Стоило Аннете ступить под сень дубов, как в воздухе словно разлился аромат яблочного сидра – стихия Анфелии. Но кроме неё была ещё одна стихия. Похожая на берёзовый сок, нежный, живительный, на пробуждение природы, весну среди зимы, на жизнь. На душе Аннеты неожиданно потеплело. И она поспешила на зов.

Анфелия в подбитом лисьим мехом плаще стояла спиной к Аннете на опушке Рощи. Лишь когда до ведьмы осталось немного, она обернулась. Янтарно-карие глаза насмешливо сверкнули из-под мехового капюшона:

— Наконец-то, запаздываешь, - и, не глядя, поправила одеяло на свёртке, который бережно прижимала к себе.

Аннета подавила желание оправдаться. Она не восемнадцатилетняя девчонка, только покинувшая Храм и не смеющая и слова против сказать властной ведьме. Она взрослая женщина и уже пять лет как Верховная жрица. Отвечает за Храм и сестёр и оберегает их от этих приспешниц Тьмы.

— Приветствую, Анфелия. Не думала, что ты осмелишься со мной встретиться, — негромко произнесла Аннета. Ненависти больше не было, осталась лёгкая неприязнь.

Взгляд помимо воли устремлялся к ребёнку на руках ведьмы. Аннету терзало предположение, которое вызывало надежду и страх. Надежду на будущее и страх потерять всё.

— А ты не догадываешься? — переспросила Анфелия и, не дожидаясь ответа: — Я хочу, чтобы ты воспитала девочку в Храме!

— Она дочь Алисии?

Ведьма едва заметно склонила голову.

— Но зачем тебе это? Жрица вам не нужна.

— Больше, чем жрица, нам не нужна марионетка Вэлерия! А ты, я знаю, постараешься, чтобы девочка жила своим умом, не надеясь на других…

Аннета передёрнула плечами и отвела взгляд от ведьмы на стоящий, словно строй часовых, ряд дубов.

Вэлерий… лгун и предатель! Для того, чтобы добиться своего, он пойдёт на всё. Если даже не пожалел Алисию…

— Он знает о ней?

— Нет! И не узнает, пока не придёт время. Я позабочусь об этом.

В голосе Анфелии звучали предвкушающие нотки. Она не собиралась упускать случай насолить человеку, с которым враждовала. Аннета так и не смогла узнать, откуда неприязнь между Главной ведьмой и Главой ордена Иридис. По сути они ведь хотели одного и того же. Возвращение власти к Иридис. Но то, что ведьма отдавала девочку в Храм, было на руку им, жрицам. Да и малышке будет у них спокойнее. Не пожелала бы никому быть разменной монетой между ведьмой и Вэлерием. Она на своём опыте ощутила, что значит встать между ними.

Аннета решительно посмотрела на Анфелию. Не успела слова сказать, та с пониманием хмыкнула и протянула ей ребёнка. Когда Аннета прижала малышку к себе, Анфелия, не прощаясь, развернулась и зашагала по запорошенной тропинке прочь.

Ребёнок завозился и тихо захныкал. Аннета отвела взгляд от уменьшающейся с каждым шагом фигуры ведьмы и осторожно приподняла уголок одеяла. В фиалковых глазах сияли прозрачные слёзы, но беззубый ротик улыбался. На душе стало тепло-тепло. Аннета нежно улыбнулась малышке в ответ.

Глава 1. Храм Игнис

Ветер играет с волосами, перебирает радужные перья крыльев. Безоблачные небеса заключают в ласковые объятия. А внизу бирюзовые волны озера бьются о пологие берега острова и стремятся добраться до стен гордо возвышающегося города. Солнечные лучи, отражаясь от сияющего ока на шпиле дворца, радугой разукрашивают белоснежные стены домов, чистые улицы, людей в праздничных нарядах. До небес доносятся весёлые песни и поздравления...

Её город, её дом, её семья…

— Анела!

Крик с нотками недовольства ворвался в сознание. Анела, сидевшая на подоконнике, вздрогнула и задела ногой вазу с цветами. Та покачнулась. Анела, стремясь поймать её и одновременно не уронить альбом, чуть сама не полетела следом. С громким звоном ваза встретилась с каменным полом и разлетелась на разноцветные осколки вперемешку с брызгами воды.

Некоторое время в библиотеке было тихо. Анела с оторопью смотрела на осколки среди чуть повядших лилий рядом с мокрыми белыми башмачками, затем отметила мокрый подол белоснежной мантии и, наконец, встретилась с ошеломлённо расширенными глазами подруги.

Эли громко выдохнула и, отряхивая мантию резкими движениями, раздраженно забормотала:

— Помоги, Богиня… Какая ты неосторожная! И что нам теперь делать?

Анела в ответ растеряно пожала плечами. Сказать было нечего. Матушку разбитая ваза не обрадует. И даже Богиня не поможет избежать наказания. Каким оно будет на этот раз? Работа на кухне? Помощь в конюшне, в саду, в лечебнице? А может снова придётся убираться во всем храме? А они ведь с Эли хотели перед Посвящением убежать в сад и просто помечтать. Одно успокаивало: Эли её не оставит. Даже если и не виновата. А с ней всё же веселее.

1
{"b":"281989","o":1}
¿En qué piensan las mujeres? (What Women Want) (2000) | Turn Down Collar Patchwork Blouses | Watch movie